ВЫСОТКА НА КОТЕЛЬНИЧЕСКОЙ

17.06.2017

 

 

Одно из самых красивых московских зданий, которые видят гости наших теплоходов, это сталинская высотка на Котельнической набережной. Высота здания 176 метров. Это третья по высоте сталинская высотка (после МГУ и гостиницы «Украина»). Строили её, разумеется, пленные, которые проживали недалеко, в «Лагпункте» (концлагерь на Таганке). Списки жильцов утверждал сам И.В.Сталин. Поэтому часть квартир были заселены всевозможными работниками органов госбезопасности. Точное количество квартир в этом доме всегда было тайной. Сперва из-за засекреченных агентов, которые жили в квартирах без номеров, потом из-за «новых русских», которые массово скупали и объединяли-разъединяли квартиры между собой. Можно сказать, что в доме где-то 700-800 квартир.

Главным архитектором высотки был Дмитрий Николаевич Чечулин. Этот человек вообще являлся генералом среди архитекторов советского периода, работать он начал при Сталине, а закончил при Брежневе. Кроме дома на Котельнической он построил, например, гостиницу «Россия», дом Советов РСФСР (Белый дом), бассейн «Москва», жилые дома на Кутузовском и Ленинском проспектах. Его образ мы можем видеть в знаменитом фильме «Верные друзья».

Высотное здание строилось в два этапа. До войны существовал так называемый «корпус А», который тянется вдоль реки. А уже после войны архитектор «вписал» само высотное здание, прилегающее к корпусу в том месте, где в Москву-реку впадает Яуза.

Чечулин был необычный для своего времени человек. Он не боялся проверять приказы самого Сталина на целесообразность. Сталинских высоток на самом деле планировалось построить не семь, а восемь. Последняя, самая высокая, должна была встать возле самого Кремля. Но Чечулин прекрасно понимал, как это изуродует и оттенит центр Москвы, и тянул, мешкал со строительством, забраковывал все предложения. И дотянул до того, что вместо высотки была построена гостиница «Россия».

Высотка на Котельнической - это словно город в городе. В этом доме есть всё: магазины всех видов, библиотека, школа, детский сад. Есть и свой кинотеатр. Москвичи его прекрасно знают.

В квартирах некоторых знаменитых жильцов дома даже устроили музей. Например, сейчас тут работает дом-музей Галины Улановой.

В этом доме жил композитор Никита Владимирович Богословский («Тёмная ночь», «Шаланды, полные кефали», «Любимый город», «Лизавета»). Он был большой шутник. Его любимым занятием было доводить своих соседей, коллег-композиторов до инфаркта.

В высотке жило столько знаменитых людей, что мемориальных досок на всех не напасёшься. Я не знаю, по какому принципу одним доски вешали, а другим - нет. Например, есть доска Константина Паустовского.

А вот доски моей любимой Фаины Георгиевны Раневской, с именем которой у большинства москвичей этот дом и ассоциируется, мы не обнаружили. Раневская получила здесь двухкомнатную квартиру, кажется, на втором этаже в левом крыле здания. Она говорила, что живёт «над хлебом и зрелищами» (булочной и кинотеатром).

Её соседом по лестничной клетке был писатель и поэт Александдр Трифонович Твардовский, который называл её «моя великая соседка». Однажды Твардовский потерял ключи от квартиры, не мог войти и очень хотел в туалет. Он попросил Раневскую воспользоваться её туалетом. Та, конечно, впустила, но потом при встрече с ним кричала на весь двор: «Александдр Трифонович, мой клозет всегда в вашем распоряжении! »

Высотка уникальна и асимметрична. Вот, например, с одного боку прилепился огромный балкон, на нём можно играть в футбол.

А во многих квартирах теперь живут наследники великих, которым просто повезло родиться в надлежащей семье. Трёшку в этом доме можно разменять на несколько других очень приличных квартир, одну из них сдавать и никогда больше не работать.

В этом же доме проживала знаменитая Ирина Николаевна Бугримова — советская артистка цирка, дрессировщица львов, первая в СССР женщина-дрессировщик. Мужем её был известный мотогонщик Александр Буслаев.

Правда, развелись они довольно быстро. Бугримова потом говорила, что у женщины-укротительницы редко складывается личная жизнь, потому что укрощать мужа намного проще, чем льва или тигра.

Много интересных историй хранит этот дом, высотное жилое здание на Котельнической набережной.

Вот очень и очень сокращённый список известных жильцов (и тех, и этих):
- Аксёнов, Василий Павлович


- Богословский, Никита Владимирович


- Бугримова, Ирина Николавна


- Вознесенский, Андрей Андреевич


- Евтушенко, Евгений Александрович


- Жаров, Михаил Иванович


- Зыкина, Людмила Георгиевна


- Литвинова, Рената Муратовна


- Лучко, Клара Степановна


- Любимов, Юрий Петрович


- Милютин, Юрий Сергеевич


- Мокроусов, Борис Андреевич


- Нагиев, Дмитрий Владимирович


- Огнивцев, Александр Павлович


- Паустовский, Константин Георгиевич


- Раневская, Фаина Георгиевна


- Смирнова, Лидия Николаевна


- Токарев, Вилен Иванович


- Уланова, Галина Сергеевна


- Чечулин, Дмитрий Николаевич


- Ширвиндт, Александр Анатольевич


- Шифрин, Ефим Залманович

 

 

Высотка на Котельнической набережной – одна из восьми сталинских высоток, решение о строительстве которых было принято в 1947 году. Восьмой должна была быть высотка в Зарядье, но её не достроили, и самой близкой к Кремлю оказалась именно та, что на Котельнической набережной. Центральный здания объём насчитывает 26 этажей (32 вместе с техническими этажами) и имеет высоту 176 м. В высотке (В корпусах Б и В) расположены 540 квартир, из них 336 двухкомнатных, 173 трёхкомнатных, 18 четырёхкомнатных и 13 однокомнатных. Вместе со «старым» корпусом А, который стоит вдоль реки, квартир в здании 700. Проектировал здание архитектор Д.Н. Чечулин. Уже потом, в 1960-е – 70-е годы он прославился как строитель «коробок», к примеру гостиницы «Россия», или стоящей прям напротив высотки Библиотеки иностранной литературы. В народе даже возникло выражение «отчечулить Москву».

 

Высотка занимает огромную территорию, для её строительства были стёрты с лица земли четыре переулка – Курносов, Свешников, Большой и Малый Подгорные. Но строилось здание в два этапа. Девятиэтажный корпус А, расположенный вдоль Москвы-реки, построен еще в 1938-40 годах, заселён в 1944. Есть интересная особенность этого корпуса, в нём все квартиры соединяются друг с другом дверями, то есть можно пройти целый насквозь через квартиры. Жильё здесь давали сотрудникам НКВД, и делались эти двери, видимо, для того, чтобы можно было беспрепятственно зайти в любую квартиру. В наше время большинство из этих дверей уже заложено, но некоторые остались. Как двери они уже не используются, заставлены шкафами и прочей мебелью, но физически существуют.

 

Центральный высотный корпус Б и корпус В, стоящий вдоль Яузы, строились в 1947-52 годах. Стройку курировал Берия, и квартиры тоже давались в том числе ведомству Берии, то есть учёным, которые создавали атомные бомбы. При этом двум учёным дали квартиры несмотря на то, что они сидели в тот момент в тюрьме. Давали на будущее, когда они вышли бы из тюрьмы, то должны были заселиться в эти квартиры. Но, кроме учёных и представителей органов, в дом поселили и многих деятелей культуры — писателей, поэтов, актёров, режиссёров, музыкантов. Два подъезда в корпусе В заселялись уже после ареста Берии, и бронь для представителей его ведомства была снята, в подъезды были заселены москвичи попроще.

Здесь жили актрисы Фаина Раневская, Клара Лучко, Лидия Смирнова, Нонна Мордюкова, Михаил Жаров, Роман Кармен, Александр Ширвиндт, балерина Галина Уланова, дрессировщица Ирина Бугримова, певица Людмила Зыкина, поэты Александр Твардовский, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, писатель Василий Аксенов, писатель Константин Паустовский, режиссер Наталья Сац, балерина Раиса Стручкова, художник Аркадий Пластов, композитор Никита Богословский. И понятно, что раз столько знаменитых людей, значит есть множество интересных историй, с ними связанных.

К примеру, известный шутник композитор Никита Богословский придумал такую загадку: «В нашем доме в одной квартире девять лауреатов спят в одной постели. Кто это?». Люди терялись в догадках, а композитор отвечал: «Пырьев с Ладыниной!». На двоих у актрисы и режиссёра действительно было 9 государственных премий.

Когда Богословский встречал Раневскую, то кричал на весь двор: «Привет, старуха!», на что актриса сильно злилась, а поэт Александр Твардовский, наоборот, обращался к ней: «Приветствую вас, моя великая соседка», что ей, несомненно, нравилось гораздо больше. История знакомства Раневской и Твардовского тоже интересна, говорят, Твардовский однажды забыл ключи, а семья была на даче, а поэту прозаически захотелось в туалет. Пришлось стучаться к знаменитой соседке, после чего они проговорили несколько часов подряд, и Раневская при прощании сказала: «Приходите ещё, двери моего клозета всегда открыты для вас!».

Кстати, та же Фаина Раневская, говорят, не случайно оказалась в этом доме. Якобы её хотели завербовать сотрудники КГБ, чтобы докладывала о своих соседях и коллегах, но она ответила им: «Не могу! Говорю во сне громко, а живу в коммуналке, боюсь, проболтаюсь соседям». И актрисе дали квартиру в высотке, на втором этаже, над кинотеатром «Иллюзион» и булочной. О своём месте жительства она говорила: «Живу над хлебом и зрелищами». А чтобы сотрудники КГБ от неё отстали, пришлось целую неделю использовать свои актёрские способности и «говорить во сне». Разговаривала она громко, окна были открыты, и соседи уже начали жаловаться управдому, что спать невозможно. Пришлось чекистам оставить Раневскую в покое.

Ещё одна история – ограбление дрессировщицы Ирины Бугримовой 30 декабря 1981 года. Говорят, что грабители представились консьержке сотрудниками Госцирка, и сказали, что им велено было оставить ёлку и подарки у двери дрессировщицы. Племянница дрессировщицы пишет: «Под Новый год к Бугримовой пришли два мальчика, сказали консьержке, что хотят поздравить Ирину Николаевну с праздником. В руках — тортик, елка… Не заподозришь воров. Они взломали дверь и вынесли все, что могли: японскую технику, столовое золото, кожаное пальто… Даже залезли в холодильник, съели запеченного индюка и вино выпили. Это громкое дело взяло под контроль большое начальство с Петровки, 38. Поэтому мальчишек быстро нашли. Во время очной ставки с Бугримовой они попросили прощения: «Простите нас и дядю Колю». Дядя Коля был шофером Бугримовой. Жена знаменитого дрессировщика Бориса Эдера, который тоже жил с Бугримовой в одном доме, после смерти мужа завела себе друга. Простого мужичка, водителя междугородных рейсов — того самого дядю Колю. Потом он вместе с Тамарой Эдер поселился у тети на даче во флигеле. И так нагло себя вел, что в поселке Старых Большевиков начали возмущаться. Дяде Коле пришлось съехать, но зло затаил. После той истории и произошла кража.»
В народе, конечно, ходили слухи, что заказчиком ограбления была дочь генсека, Галина Брежнева, но, как видите, дело обстояло иначе.

Кстати, и сам архитектор этого здания, Дмитрий Чечулин, тоже жил здесь. После его смерти в 1981 году остался его гараж. На этот гараж претендовал Евтушенко, но отдали его Ширвиндту. Дело в том, что Евтушенко совершенно невовремя опубликовал в газете своё стихотворение «Тараканы в высотном доме».

 

И после такого стихотворения домоуправление обиделось на поэта и не дало гараж, а достался он актёру Ширвиндту, несмотря на уверения Евтушенко, что, мол, тараканы у него выписаны в фигуральном смысле. Тараканов же действительно было очень много. И не случайно, ведь дом построен на месте мучных складов, которые много веков тут стояли. Земля вся пропиталась мукой, к ХХ веку окаменела, являясь пищей и жилищем для множества тараканов. И вот построили высотку – лакомый кусочек для них, и они не могли туда не переселиться. Травили тараканов долго, и ядом, и мусоропроводы заваривали. Старожилы говорят, что в 1980-х годах произошёл массовый побег тараканов – миллионы их ползли по стене дома, потом по земле, и прям на проезжую часть набережной. Куда потом делись, неизвестно.

В комплекс здания входили и магазины, и парикмахерская, и почтовое отделение, и конечно же, кинотеатр. Сначала он назывался «Знамя». А в 1966 году его перепрофилировали под показ фильмов Госфильмфонда, крупнейшего в стране архива кинолент, и переименовали в «Иллюзион». Причем название выбирали из нескольких вариантов: «Волшебный фонарь», «В мире кинолент», «Фототека», но выбрали самое удачное. Все фильмы были лицензионными, многие иностранные, доставшиеся после войны, и в прокат их было пускать нельзя, лицензию никому платить не хотелось. И всё это проходило, как закрытый показ, но для всех желающих. Крутили фильмы даже на английском языке, которые приходили смотреть англичане и американцы. Кинотеатр действует и сейчас, в 2004 году обновили оборудование, и основной упор в репертуаре сделан на классику мирового кино.

Известно, что строили высотку заключённые. И, по преданию, один из заключённых решил сбежать, и изготовил себе фанерные крылья. Дождавшись удачной минуты, взял, и спрыгнул с недостроенного здания, с мыслью: «либо смерть, либо свобода». Приземлился успешно, тем не менее его поймали, и срок добавили.

 

 

 

Говорили также, что заключённые не только строили, но и позировали для скульпторов, лепивших барельефы. Как-то однажды заключённый позировал для скульптуры флагоносца. Пришлось очень долго стоять с вытянутыми руками и тяжёлым знаменем. В конце концов заключённый не выдержал и от усталости упал в обморок. Отдали приказ: «Диверсия! Расстрелять!», но за несчастного заключённого вступились, объяснили, что он упал в голодный обморок. Расстрел отменили, но всё равно наказали, три дня держали человека без пайка.